Новости
Письмо Сове
Таро
Магия
Огам
Оракулы
Статьи
Семинары и практикумы
Видео
Логин:
Пароль:
Главная  / Статьи / Параллельные миры. "Мастер и Маргарита" & "Голем"

Параллельные миры. "Мастер и Маргарита" & "Голем"

Я уверена, как это ни ужасно, что данное исследование едва ли затрагивает абсолютно все аспекты многомерного пространства романов "Голем" Г. Майринка, и "Мастер и Маргарита" М. А. Булгакова. Однако если идти по крошкам, подброшенным на лесную тропу, когда-нибудь доберёшься куда надо.

Оба романа я впервые прочла, можно сказать, в детстве, в 14 лет примерно, и в ту пору, естественно не имела ответов на многие вопросы, потому как банально не знала большинства специфических аспектов. Думаю, большинство читателей "малолеток" сталкивается с подобным, и это причина, почему к "зацепившим" в юности произведениям, подчас возвращаются, и не раз.

I

Два романа "зеркала", поднимающие одну и ту же тему алхимии души - "Голем" Майринка и "Мастер и Маргарита" Булгакова, оба используют концепцию дуализма, и эта концепция двойственности в результате приводит к идее об инициационном пути Таро. Это то, что К.Г. Юнг видит в двух видах жизненной борьбы: борьбы с другими людьми, как солнечный путь, выраженный в социальных достижениях, и борьбы с собой, для достижения цели кристаллизации индивидуальности. В этом процессе, луна - солнце - дом осуществляется объединение человеческой индивидуальности.

В "Мастер и Маргарита", во всём, начиная с Воланда, являющегося и величайшим злом, Темнейшей Силой, и заканчивая практически алхимическим объединением героев Мастера и Маргариты - сначала в одно целое (союз), в процессе разлуки, герои действуют условно по отдельности, но, по сути, идут по единому пути своей общей судьбы, чтобы в финале соединиться уже навсегда. Впрочем и остальные герои, подобно части "той силы, что вечно хочет зла, но вечно совершает благо" - это "люди, как люди. Квартирный вопрос только испортил их". То есть, и все прочие герои абсолютно двойственны, и, таким образом подчёркивают постоянную подвижность базовой человеческой субстанции - души.

В "Големе" двойственная природа героя обнаруживается практически сразу, в первой же главе: "... моё тело лежит спящим в постели, а моё сознание отделилось от него и больше с ним не связано", либо "камень, похожий на кусок сала", либо некто Атонасиус Пернат, не могущий вспомнить, откуда ему вообще известно это имя. Вскорости и вовсе будет заявлен гермафродит, с которого условно начнётся путь души, и к коему она приходит в финале.

Кстати сказать, структура романов также двойственна: в "Мастер и Маргарита" задействован приём "романа в романе" - повествующих о разных временных периодах, и происходивших в них зеркальных событиях, а в "Големе", параллельно мистической истории путешествия Духа, врезается детективная история совершённых преступлений, и их раскрытия. 

И тут, совсем интересно. Преступника, из-за которого главного героя сажают в тюрьму, зовут Лойза Квасничек. Если провести параллель с романом Булгакова, то становится очевидна зеркальность имён персонажей: Лойза Квасничек - Алоизий Могарыч. 

Михаил Афанасьевич известный "игрок" словами, и в том числе, именами. В том же романе "Мастер и Маргарита" не единожды встречаются словесные загадки, подброшенные автором ("поганая старушка была моя бабушка", например). В данном же случае, параллель очевидна. Квасничек - происходит от напитка квас, а магарыч - это угощение (обычно с вином) по поводу заключения выгодной сделки. Одна буква лишь изменена, но что-то мне подсказывает, это может быть связано с особенностью произношения.

Основными же экспериментальными особенностями обоих романов я считаю такие художественные врезки, как особенное акцентирование самостоятельных тем - как книга в книге: в "Мастер и Маргарита", это фактически описание Библейских сюжетов в эпизодах так называемой исторической части романа. В "Големе" - отдельная линия карт Таро (пагад, тарокки).

"Вам никогда не приходило в голову, что в колоде тарочной игры 22 козыря – ровно столько, сколько букв в еврейском алфавите? Да и в наших богемских картах недостаточно разве явно символических фигур: дурак, смерть, черт, страшный суд? Уж слишком, милый друг, вы хотите, чтоб жизнь кричала вам на ухо ответы. Вы, конечно, можете не знать, что «tarok» или «tarot» значит то же самое, что еврейское «Tora» – закон, или древнеегипетское «tarut» – вопрошаемый, или архаическое зендское «tarisk» – «я требую ответа». Но ученые должны были бы это знать, прежде чем утверждать, что тарок появился в эпоху Карла Шестого. И точно так же, как пагад является первой картой в колоде, так и человек – первая фигура в своей собственной книжке с картинками, свой собственный двойник: еврейская буква «алеф», воспроизводящая форму человека, указывает одной рукой на небо, другой вниз, это значит: то, что наверху, то и внизу, то, что внизу, то и наверху."

Примечательно, что данные в художественном романе "Голем" описания касающиеся Таро, зачастую рассматриваются, как документальные материалы по таромантике, так называемая "матчасть". Я неоднократно встречала в контексте Таро упоминания о короле Карле VI, например. Это говорит о том, что информация о Таро, несмотря на достаточно большой её объём, во-первых, абсолютно недостоверна, так как единого источника, в принципе, не существует. А также о том, что вероятнее всего, если судить по художественным произведениям разных авторов периода 19 в., многие сопряжённые с мистикой, мантикой, а также алхимией и оккультизмом темы были довольно таки распространены, и не являлись для большинства людей чем-то необычным. Скорее, наоборот, отчасти могли существовать буквально на уровне отрывных календарей, или аналога pulp fiction.

II

Роман "Голем" начинается со сна резчика по камню, о... камнях, которые он собирает со дна иссохшей реки. Сон спровоцировал прочтённый только что текст о жизни Будды Готтамы, и автор приводит цитату: "Ворона слетела к камню, который походил на кусок сала, и думала: здесь что-то вкусное. Но не найдя ничего вкусного, она отлетела прочь. Подобно вороне, спустившейся к камню, покидаем мы - ищущие - аскета Готаму, потеряв вкус к нему".

Ворона в алхимии символизирует изначальное состояние материи. Чёрного цвета - цвета гниения.  Начинается Великое Делание, творится духовная алхимия.

Далее повествование идёт преимущественно от первого лица, слова и мысли главного героя, его впечатления от встречаемых людей и обстоятельств. Имени героя автор не называет, но вскоре приводится описание ситуации, когда герой вспоминает, как однажды обменял свою шляпу, и на новой шляпе, доставшейся ему было имя - Атанасиус Пернат. 

С тех пор, как герой становится обладателем, к слову, поначалу отторгаемой им шляпы, величать его начинают этим именем. 

"Чудеса", или, как сказали бы о подобных ситуациях в наши дни, психоделические ситуации происходят в течение всего повествования постоянно, и незаметно ровно до того момента, пока не начинаешь специально пристально выискивать знаки, замечая каждую мелочь. С каждым следующим абзацем текст всё больше напоминает вышивание мелким бисером, и стараешься не пропускать стежки, и следить за гармоничным тоном бусин. 

***

Вот, резчику по камню, и искусному, видимо, ремесленнику приносят книгу на реставрацию. Атанасиус Пернат читает эту книгу, и здесь явно заметна аллюзия к Книге Зоар. Книга в руках Атонасиуса - о буквах, представляющих собой буквально живые подвижные фигуры, каждая со своим значением, как буква еврейского алфавита. Да и само описание читаемого Пернатом, по стилю напоминает древнюю еврейскую книгу.

"Как сказано в книге, написанной нашим праотцом Авраамом, "Сефер Йецира" - "Книга создания", буквы представляют собой камни, из которых составляется здание-слово." (Книга Зоар)

Буквы книги оживают и превращаются в видения, среди которых выделяются женщина, “совершенно обнаженная и огромная, как медная статуя” - символ юнговской “анимы”, и фигура коронованного Гермафродита, сидящая на перламутровом троне - символ слияния женского и мужского начал, слияния бессознательного с сознательным, символ “самости”. “…Я прочел книгу до конца и еще держал ее в руках, и казалось мне, что я в поисках чего-то перелистывал свои мозги, а вовсе не книгу”. 

Интересно сопоставить описание борьбы с пагадом и психотерапевтический метод конфронтации, используемый в технике направленного аффективного воображения, предложенной представителем аналитической психологии Ханскарлом Лейснером (Ханскарл Лейнер. Направленное аффективное воображение. В кн. К.Г.Юнг и современный психоанализ. Хрестоматия по глубинной психологии. Выпуск 1. - М.: ЧеРо, 1996.). “Это один из способов обращения с архаическими символическими фигурами, которые возникают из леса, пещеры или болота….. Терапевт просит пациента твердо стоять на земле, не двигаться и использовать очень древнюю магическую практику: нейтрализовать тварь, пристально смотря ей в глаза.” Это в точности тот же прием взаимодействия с тенью, что описан Майринком. 

Существуют и так сказать альтернативные практики, направленные на достижение тех же результатов, и по сути представляющие собой путешествие в себя, и борьбу внутри себя. 

Для становления магом мало достичь соответствующей внешней формы, подобно тому, как для того, чтобы быть истинно здоровым и сильным, недостаточно накачать мускулы. Прежде всего, важен уровень силы Духа, достичь который возможно лишь нейтрализовав "тварь дрожащую" в самом себе.
 

В самом начале произведения, автор погружает читателя в атмосферу еврейских духовных традиций. Писатель совершенно не боится рассуждать о вещах, на первый взгляд относящихся к альтернативной реальности мистики и религии, с множеством их тонких аспектов, по хорошему, долженствующих быть известными лишь посвящённым. Однако все эти элементы преподносятся так, как если бы они являлись частью повседневности, что наводит на размышления, а не было ли в прежние времена именно так? Это сегодня, когда у людей есть возможность обратиться к специализированной литературе, в поисках подсказок в расшифровке неизвестных терминов, и, более того, для этого теперь не нужно даже идти в библиотеку - есть интернет. Во времена выхода романа таковых возможностей, естественно, не было, и по всей вероятности, упоминаемые ритуалы, и сопутствующие термины были известны...

***

Cледует сказать о главных героях выбранных произведений. Это практически параблизнецы, в деталях описаний к которым находится множество совпадений.

Начнём с того, что у главных героев обоих произведений фактически нет имён. В романе Булгакова, мужчину героя зовут Мастер. Так его нарекла вторая половина, женская часть алхимического гермофродита, Маргарита.

В романе Майринка, к имени главного героя также добавляется термин - понятие "майстер".

 

Не имею желания отправляться в "Мекку" знания обо всём и вся - интернет, в поисках информации о том, являлся ли Г. Майринк масоном, или же современность определённым активностям Великой Ложи единственное, что его с вольными каменщиками роднит. Информационная база интернета местами полезна, конечно, но в целом, чем-то напоминает немецкую деревню до 20-х г., пока туда не проник фашизм. Всё - и документальная правда, и выдуманная ложь мирно сосуществует в едином пространстве, и продираться к истине приходится чрез непроходимые тернии.

Поэтому, пожалуй, оставлю в покое биографию уважаемого автора, и вернусь к очевидным параллелям, напрашивающимся по тексту. 

 

Кстати сказать, в именах героинь этих двух романов также есть определённые сходства: Мириам&Маргарита.

Концептуально, эти героини также являются параблизнецами. Они есть олицетворение вечной любви, включающей в себя все составляющие этого сложно объяснимого сверх чувства. И не случайно именно Мириам, как и Маргарита у Булгакова проходит весь путь, появляясь в финальной части романа.

***

Розина - Ангелина - Мириам: три ипостаси чувств. Розина - плотское, Ангелина рассудочное, Мириам - духовное. Они все необходимы, и каждой свой черед. Женские персонажи появляются в своё время, и выполняют для героя функции, способствующие его собственному развитию, при этом, оставаясь самостийными фигурами на шахматной доске жизни.

Имени Мириам, пожалуй, единственному существует подобающее объяснение. Майринк был посвящённым эзотерической организации тантрического характера, именовавшейся "Цепь Мириам".

Не могу сказать, имела ли прямое отношение эта организация к истории библейской Мириам, сестре Моисея и Аарона. Братья были лидерами еврейских мужчин в Египте, Мириам же вела еврейских женщин. Как и большинство еврейских имён, имя Мириам имеет глубокое метафорическое значение. Происходит от еврейского корня «мар» и означает «горечь», соответствующую гонениям и преследованиям, убийствам, насилию, мучениям еврейского народа. Мириам во всей полноте ощущала горечь изгнания, но переживая её, не предалась греху отчаяния, продолжая служить и помогать своему народу. 

Авторы - гении отличаются тем, что умеют передавать читателю, слушателю, или зрителю тайные сигналы-подсказки. Подкидывать идеи "на подумать", зашифровывая их в деталях произведений. Такими деталями могут быть числа и названия, города и цвета, а также имена. 

Имена персонажей произведений Булгакова и Майринка едва ли случайны. Посмотрим на имя такого ключевого персонажа, как Шимайя Гиллель.

Во времена правления Ирода (конец 1-го в. до н.э..) жили мудрецы Шаммай и Гиллель. Эти трактователи Торы организовали две разные школы, имевшие разные подходы к толкованию Торы. Я не хотела бы вдаваться в тонкости истории этих мудрецов, поскольку это отдельная самостоятельная тема, в которой я едва ли имею достаточно знаний, но существует мнение, что «Когда умножились ученики Шаммая и Гилеля, не доучившиеся у своих наставников, умножились в Израиле разногласия и Тора как бы раздвоилась» (Вавилонский Талмуд Санхедрин 88б).

И здесь вновь мы встречаемся с символом двойственности, куда же без него!

***

Маргарита в романе Булгакова проходит упомянутые женские ипостаси одна, если не считать Геллу, олицетворяющую плотское сексуальное естество, и упомянутую первую супругу Мастера - то ли Катеньку, то ли Вареньку, в платьице в цветочек, как аллегорическое обобщение земной материнской ипостаси, и символ условной земной простоты.

Вначале, Маргарита предстаёт, как земная жена, у которой есть всё - и достаток, и внешняя привлекательность, и супруг, охарактеризованный, как сугубо положительный персонаж. В этой ипостаси она ограничена жёсткими рамками, которые автор будто нарочно подчёркивает упоминанием её возраста - 30 лет, как рубеж пройденной юности, и ещё не наступившей зрелости. 

Затем, Маргарита вступает в ипостась страстной возлюбленной, подчёркнутую её поступками, и разворачивающимися вокруг событиями. И, наконец, совершится переход в ипостась вечной жены. Любви, вмещающей в себя все стадии и свойства - духовные, душевные, и плотские. Этот образ, соединяющий в себе алхимическое триединство, на самом деле, вполне адекватен реальности, и едва ли не найдётся жизненных примеров проживания подобных ипостасей.

Три женских ипостаси в "Големе" символически противопоставлены заявленной изначально двойственности Гермафродита. И если алхимический символ дуальной природы широко известен, и представляет одновременно объединённое, и очевидно противоположное друг другу существо, то в концепте трёх женских ипостасей, мы видим скорее модель совершенного, или, точнее сказать полного, абсолютного совершенства. Философский камень, и он же - краеугольный камень бытия. 

Мне эта модель не могла не напомнить старший Аркан Ab ovo из моей колоды "Пятнашки Дурака", в котором объединены именно три ипостаси души, духа, и тела, являющиеся символом философского абсолюта - начала и конца. 

***

Майринк не побоялся в какой-то момент вывести на первый план повествования архивариуса Шемайю Гиллеля. Он выступает для главного героя проводником по его подсознанию. Кто этот человек на самом деле: гипнотизёр, спиритуалист, существо иного порядка? 

Фигура проводника для литературных произведений не редкость, как, впрочем, и в жизни. Фактически все люди, так или иначе играющие роли в жизни друг друга, являются обоюдными проводниками. Иногда, роли эти бывают эпизодическими, и коварная память подчас крайне скоро очищает от них свой "кэш". Иные же, играют едва ли не ключевые роли, и встречи с ними становятся воистину судьбоносными. 

Не обходит эту тему и Булгаков. Проводником для главных героев, и большинства главных тем является не кто иной, как психиатр Стравинский. В психиатрической клинике оказываются многие из героев романа. Через тему личностного психического здоровья преподносится тема психического, душевного здоровья общества в целом. 

Здесь, в конце концов, происходит судьбоносная встреча Ивана Бездомного с его собственными проводниками в новую жизнь, к новому себе - Мастером и Маргаритой.

*** 

Буква I - Маг

Буква, с которой всё началось, вновь появляется ближе к завершению. Заключённый Ляпондер приходит к герою в тюрьме, как Мастер пришёл к Бездомному в палату в клинике для душевнобольных. 

Ляпондер лунатик, или как нынче более принято это называть, контактёр, совершающий астральные путешествия. Через него герой осуществляет связь с Мириам, а также спорит

из-за буквы - I или A. По тексту, она оказалась перевёрнутой на следующей странице. Следовательно, если представить себе это визуально, в случае буквы A получается алхимический символ Земли - перевёрнутый треугольник с горизонтальной полосой, перечёркивающей нижний угол.

png-transparent-earth-symbol-alchemical-symbol-alchemy-classical-element-earth-angle-text-rectangle

Земли, как матери глины, в теологической парадигме исходного материала создания человека.

Читаема сюжетная параллель: в романе "Мастер и Маргарита", в ночной палате сумасшедшего дома, герои Мастер и Бездомный тоже обсуждают букву. "М" - буква, вышитая на шапочке Мастера.

В романе "Голем" на букву указывает герою именно Ляпондер, который видел в книге Ibbur латинскую букву А. 

Ляпондер - человек, о котором преимущественно лишь упоминают, причём в негативном контексте, фактически является главным проводником для героя. Он открывает ему главную тайну всей этой творившейся фантасмагории, на самом деле, происходившей внутри самого героя. Смешиваются воедино реальность и фантазии, внутренний и внешний миры. И этот диво-взвар становится ключом - гермафродитом, двойственным, как любая попытка разобраться в себе по-настоящему, честно, без сомнений и жалости. И дойти до точки катарсиса, преображающей существо.

***

Шемайя Гиллель собирает мозг Атонасиуса Перната, чтобы он вспомнил. Отец выступает проводником для своей дочери Мириам, помогая любящим сердцам соединиться. Происходящее в финале напоминает классическую фантасмагорию, когда всё происходящее, казавшееся естественной реальностью, вдруг превращается в полную свою противоположность, и тогда всё встаёт на свои места.

Герой у порога дома "у последнего фонаря" на улице Алхимиков, Атонасиуса Перната и Мириам. К слову, так Майринк называл свой собственный особняк. Булгаков тоже задействует этот приём, "поселив" демонических героев по адресу Садовая, 302-бис. Квартиру с таким же номером снимал и сам писатель. 

В романе "Мастер и Маргарита" многие действия, встречи, и события происходят в психиатрической клинике доктора Стравинского. Это место, хотя и не обладает в романе яркого и однозначного положительного, либо отрицательного значения, тем не менее, является акцентным местом. Одной из точек перехода героев из одного состояния в другое. Именно поэтому, я уделяю такое подробное внимание этой детали романа.

Главным, и самым загадочным героем романа "Мастер и Маргарита", несомненно является Воланд. Одно это имя поставило в тупик многих исследователей, и никто по сей день не имеет точного ответа, каковы его корни. 

Параллелью здесь может служить извечная дилемма, созданная принципом противопоставления магии, и духовности науке, и, в принципе, всякой прагматике, с сопутствующей ей логикой. Шизофрения, надо полагать, является своего рода нейтральной зоной между этими крайними критериями, и Воланд, та сила, что бывала ("и не раз", по его собственному утверждению) в её путанных дебрях.

Воланд символизирует общество, как единство непохожих, как говорил о городе Аристотель. В противоположность ему, профессор Стравинский представляет психиатрическую клинику, а "дурдом", как метафора психологии человека, личности, постоянно существующей на границе нормы, и находящегося в поиске гармонии.

***

Ранее я упоминала о важности темы психического здоровья общества, и связи творящимися в этой связи событий. Именно поэтому, я выделяю доктора Стравинского, как проводника с особыми функциями. Коль скоро этот герой так важен, у него обязан быть свой параблизнец, либо же антипод. 

Как я неоднократно упоминала, в связи с Булгаковым в том числе, редко, когда имена, буквы, числа, и прочие детали упоминаются случайно. В данном случае, приходит ассоциация со знаменитым композитором, тёзкой современника Булгакова и Майринка, И.Ф. Стравинским. Исследуя этот момент, обнаружила множество неподкреплённых никакими свидетельствами аспектов, кои тем не менее могли бы рассказать интересные детали, и приоткрыть завесу над много тайнами романа.

 

В современной психологии, доктором психологических наук, профессором Н.Л. Нагибиной разработана система Псикосмологии. Профессор автор серии книг «Мастера российского джаза. Психологические портреты» и др.Натальей Львовной представлен космологичный взгляд на психологию музыкального искусства.

В исследованиях музыкантов продемонстрированы психологические портреты их личностей, и, соответственно, тех музыкальных стилей, и их особенностей, которыми они отличаются. В чём важность подобных исследований? Давайте разберёмся.

 

Как самостоятельная научная дисциплина музыкальная психология начала оформляться с середины 19-го века. Первым серьёзным исследователем, разработчиком научной теории музыкально-слухового восприятия можно считать Германа Людвига Фердинанда фон Гельмгольца, немецкого физика, врача, физиолога, психолога, акустика. 

Этот автор разработал резонансную теорию слуха, или, проще говоря, объяснил принципы воздействия звуков, ритма, и тембра на психику. Исследования Гельмгольца затрагивали различные научно-практические вопросы, от проблем восприятия музыки, до непосредственно музыкального воспитания. И по сей день, интерес к принципам восприятия звуков актуален, и доказано, что при помощи звукового, часто музыкального ряда возможно психологически воздействовать и на отдельных индивидов, и на толпу.

В жизни существует множество примеров подобного воздействия - это и колыбельные, и детские песни в школьных заведениях, и гимны, и марши. Сильным эмоционально-психологическим воздействием обладают церковные песнопения, а также, в не меньшей мере музыка классического направления. Самое время вспомнить о параблизнецах всех аспектов романа. Чисто ассоциативно, памятуя о постоянной "игре в имена" Михаила Афанасьевича, подспудно ищешь подвох, и, конечно, находишь его.

Известно, что композитор Стравинский был антагонистом, и строгим критиком Вагнера. Предположу, что именно Вагнер послужил музыкальным аналогом персонажа Воланда. И если взглянуть на суть творчества Вагнера, становятся видны многие параллели в поведенческой моделью персонажа Воланда. 

Вагнер был анархистом - революционером, по сути, и Стравинский критиковал его "за то, что он, вместо того чтобы услаждать своих слушателей, заставляет их присутствовать на его спектаклях как на религиозной службе, где получаемое удовольствие - не главное. Впрочем, с учётом того, что в целом музыка Стравинского достаточно экстремальна, про неё ещё сложнее сказать, что она услаждает - в ней, скорее, интересно разбираться, чем получать от неё непосредственное удовольствие. Если Вагнер превратил музыку в ритуал, то Стравинский превратил музыку в интеллектуальную игру, в объект исследования."

"Что касается иной ситуации у Стравинского по сравнению с Вагнером, то необходимо помнить, что у него был такой предшественник, как Скрябин, считавший себя кем-то вроде второго пришествия Иисуса Христа. Уж он-то сводил музыку к ритуалу куда в большей степени, чем Вагнер, но почему-то о нём Стравинский не пишет столь критично."

А вот это уже совсем интересно. Стравинский не противопоставляется Дьяволу - Воланду, как аллегория Иисуса Христа, и, в принципе, является персонажем второстепенным, с чистыми проводниковыми функциями. Критика, с которой он обрушивается на коллегу, относится к равному ему "по статусу" персонажу. Всё чисто по религиозной и мифологической иерархии, где Ангелы и Демоны свита истинно высшей силы. Однако в приведённом примере, антагонистом Вагнера приводится Скрябин, и проводится параллель с Иисусом от музыки.

Таким образом, музыкальная линия, а что может быть более "демоническим" языком, по сути, рефреном проходит по всей истории, в разных её частях имея особый ритм. 

***

Тема антагонистов звучит и в романе "Голем", в основном, ветхозаветными мелодиями. 

Аарон Вассертрум, один из главных героев - фон пути главного героя, носит имя ветхозаветного первосвященника, брата Моисея*. (из приложения в книге)

По преданию, Аарон сделал золотого тельца, и еврейский народ стал поклоняться этому тельцу (Исх. 32:1- 5). 

"... Моисей сокрушил золотого тельца, истер его в пыль, пыль смешал с водой и заставил израильтян выпить эту воду.

Когда с золотым тельцом было покончено, Моисей подошел к Аарону и гневно спросил:

- Зачем ты сделал тельца и этим ввел народ в великий грех?

- Я не повинен в этом, - отвечал Моисею Аарон. - Ты ведь знаешь этих людей, необузданных и беззаконных. Они потребовали, чтобы я сделал им бога, и я не смог перечить.

На следующий день Моисей вышел к народу, осознавшему свою вину и присмиревшему, и сказал:

- Вы совершили непростительный грех. Но я все же пойду на гору молить Бога о том, чтобы Он простил вас."

Аарон Вассертрум считается богатейшим человеком Пражского гетто, он олицетворяет материальную часть этого мирка в мире. Однако лишь в формальном, плоском рассмотрении этого героя. От Аарона Вассертрума, как в сфере в лаборатории алхимика, исходит множество нитей, связывающих его с героями, и событиями. 

Заячья губа старьёвщика наводит на ассоциации с зайцем, голова которого является головой гермафродита. Персонаж восходит к культу Осириса - Бога возрождения. В древнеегипетской мифологии царя загробного мира, судии душ усопших.

Воротах последнего приюта Атонасиуса Перната и Мириам представляют самого Бога: Гермафродит из двух половин, образуемых створками дверей, правая - женская, левая - мужская", (что, кстати, противоречит принятым магико-соответствиям европейской традиции.)

Он сидит на драгоценном плоском троне из перламутра... в полурельефе... его золотая голова имеет форму зайца... Уши его подняты кверху и тесно прижаты друг к другу так, что напоминают страницы раскрытой книги".

Здесь прослеживается явный ассоциативный ряд, ведущий к книге Ibbur, с которой фактически начиналось повествование, и к сновИдению - также являющемуся изначальным состоянием героя. Фактически, это олицетворение Великого Делания, как собрание воедино мужского и женского начал. 

Вообще, описание дома обретших покой героев, до крайности напоминает описание сновидения, когда перед каждым образом, мысленно проставляются многоточия, как попытка найти верные определения видениям иного мира.

***

Фамилия Вассертрум наводит и на ассоциации демонической коннотации. Вассертрум - Вассаго (Демон) - называет вещи прошлые, и настоящие. Открывает то, что было потеряно или спрятано. 

Память героя таит прошлое, и частично открывается именно через старьёвщика, (старьё - что само по себе символично), когда "перевозчик, комично и странно потряхивая веслами, переправляет меня через Млдаву в своей лодке из восьми неструганных досок", здесь очевидна параллель с перевозчиком душ умерших в подземное царство через реку Стикс - Хароном, а стало быть, с Харусеком, так символично, практически библейски страшно погибшем на могиле своего отца Аарона Вассертрума.

Кроме того, фамилия Вассертрум, если разделить её на части, составляет такие слова, как: Васс - wass/ (нем.)вода/(чешск.) был //мечтать/сновидение (нем.)/ taum (чешск.) - травма

Также и фамилия персонажа Вассори. Доктор Вассори, доведение до самоубийства которого Харусек гордо считает своей выполненной миссией, является сыном Вассертрума. Он сменил свою фамилию, изменив её окончание на ory. В чешском языке, ory означает вёсла. И это особенно символично выглядит, в связи с тем, что к дому Перната и Мириам, героя вёз именно перевозчик на лодке. 

Символично также, что завершается история... Шляпой. В немецком, и наверняка в чешском языках, есть аналоги данного фразеологизма, по сути, означающего удачно завершённое дело. 

III

В попытке сравнительного анализа произведений, мы обязательно переходим в парадигму рассмотрения сюжетов через призму коллективного бессознательного. Некоторые сюжетные параллели присутствуют в обоих произведениях на уровне рядовых коллизий, и они бы не стоили особого внимания, и их можно было бы причислить к проявлениям коллективного бессознательного, или иному реакционному явлению, если бы не их более глубокий метафизический план. 

Потому, перейдём от коллизий к конкретике - непосредственно событийному плану реальностей двух стран - Германии и России, современных описываемым авторами обоих романов периодам, и настроениям обществ.

Годами написания романа "Голем" считаются 1907-1914 г.г. В начале 20 в. Германская империя хотя и была могущественна и богата, но в Европе сложилась непростая ситуация: существовавшее в то время территориальное, и, соответственно, экономическое мирораспределение не устраивало, да и не могло устраивать всех участников. В какой-то момент, создалась ситуация, напоминающая наши дни, когда самым животрепещущим вопросом является вопрос о важности многополярности мира. 

В 19, и 20 веках военная организация, включающая в себя совершенно определённый экономический, социальный, и культурный фон, для немцев была критерием прогресса. Это создавало, укрепляло, и в последствии (и по сей день) соответствовало немецкому менталитету. Германия щедро разбрасывалась объявлениями войны другим странам, в том числе и России, и... В результате, по всем фронтам проиграла. 

Казалось бы, сокрушительные проигрыши будут позднее, и при чём тут Майринк, и Голем? Но с настроениями, и со всеми сопутствующими, так задалбывающими основной двигатель любой организации, и всякого государства - народ, справиться было сложно. Настроение - воздушная стихия. Атмосфера, фон влияет на историю заранее, до того, как происходит непосредственно то, или иное событие. 

В жизни, проявляясь в действиях людей, и форме/качестве событий и вещей, а в целом - в энергетике. Той самой, невидимой, и фактически неуловимой энергии, которая становится каждым, оказавшимся внутри неё, и каждый фактически становится ею.

Голем, созданный раввином XVII века гомункул, послушный воле создателя до тех пор, пока у него во рту находится магическая записочка. Едва же он окажется неподконтрольным, Голем выходит из повиновения, и лишь вынув у него изо рта талисман, раввин может его нейтрализовать. 

В романе, на первый план выходит личность, что автор подчёркивает таким символом, как пагад, или карта Таро Маг. Одно из основных свойств Аркана Маг самостоятельность, энергичность, и способность действовать по своей воле. Голем появляется в романе перед героями, они сталкиваются лицом к лицу, и в этот момент никто и ничто не может помочь, и ответственность за себя будет на человеке. 

Потому и дерзает герой пройти науку Аркана Повешенный: "Одно мгновение вишу головой вниз, с ногами, сплетёнными между небом и землёй".

Потому и понимала покойная жена Гиллеля, что существо, с которым она столкнулась "мог быть только частицей её собственного духа".

Личный выбор по своей воле, сделанный во имя себя, и общества - освободить народ от страшного гнёта, стать лидером. Сознательно выбрать путь героя - вот суть того самого менталитета общества, государства, времени, сопутствующего созданию романа "Голем".

***

В случае романа Булгакова "Мастер и Маргарита" так же происходит нечто подобное - изменены лишь "фишки". Сложившая в СССР ситуация, конечно, не была аналогична германской начала 20 века, однако, в том, что составляло политические, но в основном, социальные реалии времени, возможно провести параллели с двухтысячными годами в России современной. Это та же неуверенности власти, расхлябанность, и неприличная тяга к наживе среди так называемых "элит". В общем-то, и само наличие этих "элит", существование которых озлобляло, разобщало, и фактически ослабляло российское общество.

Та же иллюзия космополитизма, поглотившая общество. В тот период, становится модным и весьма распространённым определением себя человеком, как "гражданином мира", с подкладыванием под это понятие таких "подушек", как: уместность, и качественная приспособленность (читай априорная необходимость, нужность, любимость, и причастность в любой точке мира). Сначала шутя, а вскоре и всерьёз люди начали искать, и находить в себе признаки своей аутентичности иным менталитетам - в основном, европейскому, или американскому, и, при этом, полностью отторгать, вплоть до ненависти, саму возможность причастности к аутентичному российскому менталитету. Всё это играло роль в ослаблении государства, и общества, обезличивая, и фактически стирая его с мировой политической карты.

Но, вернусь к началу времени создания романа "Мастер и Маргарита", к 1928 году. 

В двадцатые годы ХХ столетия, общество постоянно ощущало вероятность войны, оно жило этим не забытым ощущением, и советская пропаганда это активно использовала, формируя в обществе ощущения неизбежности предстоящей войны, и мобилизации без её объявления. Внутренней мобилизации, а значит, клыков и когтей наготове. Таким образом, постепенно, но достаточно быстро сформировалось общество, в целом вполне себе роботоподобное - внешне глянцевое, технически верное, всячески качественное, но с отсутствующими кнопками эмпатии, и разума.

 

На этом фоне, создаётся роман "Мастер и Маргарита", в котором высшая сила посещает Москву. Понятно, почему именно столицу. Ведь именно здесь, в максимальном расширении представлены все основополагающие тенденции, и человеческие особенности, являющиеся свойствами того, что люди называют менталитетом, а высшая сила, скорее предпочтёт определение "душа".

" Ну, легкомысленны... ну, что ж... обыкновенные люди... в общем, напоминают прежних... квартирный вопрос только испортил их."

Фактически, это первая фраза произнесённая в произведении Дьяволом, и именно она, наилучшим образом объясняет суть грандиозной коллизии романа. Обыкновенные люди, априори не могущие сразиться с высшей силой. Легкомысленные... Автор большой профессионал обыгрывать фразы, поэтому, это определение можно понять, как лёгкость от мышления, в принципе. В судьбоносные моменты, в мгновения, когда решается их, и быть может, всего общества, и мира судьба, советские, российские, русские люди мыслят легко! Чрезвычайно поверхностно внешне, но и воистину судьбоносно, по сути.

" – Ну что ж, Бегемот, – заговорил Воланд, – не будем наживаться на поступке непрактичного человека в праздничную ночь, – он повернулся к Маргарите, – итак, это не в счет, я ведь ничего не делал. Что вы хотите для себя?"

Наверное, об этой, или подобной ситуации, подспудно мечтает каждый. О Воланде, или о фантазийной модификации Дьявола, который даёт второй шанс. О волшебнике, что прилетит "в голубом вертолёте". О чуде, и об авосе, благодаря которому повезёт. Поэтому и национальный герой в России Иван Дурак. Тот, кто, как и Дурак Таро, может бездумной былинкой летать по жизни, а потом, вдруг, по велению сердца, оседлать и Сивку-бурку, и щуку, и печь. 

И второй шанс у Воланда получить, и покой заслужить.

"– Тебя прощаютНе будут больше подавать платок." Казалось бы, вот же оно, самостоятельное волеизъявление. Но нет, всё же, нет. Даже будучи королевой, Марго действует лишь после "благословения" высшей силы.

***

"Мне казалось, в особенности когда я засыпал, что какой-то очень гибкий и холодный спрут своими щупальцами подбирается непосредственно и прямо к моему сердцу. И спать мне пришлось с огнём."

Этим описанием состояния Мастера на момент начала его психического заболевания, автор даёт представление о состоянии страны, общества самого времени. И именно это состояние является катализатором создания произведения. 

И мы можем видеть, насколько по-разному проставлены акценты, и как отличаются личностные оценки и поступки героев. 

***

Однако в решающий момент, у самого сумасшедшего найдутся верные слова: "Свободен! Свободен! Он ждет тебя!" 

В обоих произведениях звучит одна и та же сквозная мысль: какие бы силы не были задействованы, и что за события бы не происходили в земном мире, всё творится на человеческом уровне, и зло совершается людьми. 

В "Мастер и Маргарита", несмотря на множественную тождественность сюжетных коллизий с романом "Голем", отчётливо читается противоположная мысль. От человека ничего не зависит. Он не пишет роман всея жизни, и не решает чужих судеб. 

Не решает до тех пор, пока эти самые жизни, и эти судьбы не зависят только от него.

Умение брать на себя ответственность за другого, это сила.

 

  Снимок экрана 2023-08-25 в 23.11.57   Снимок экрана 2023-08-25 в 23.11.28

 

Использованная литература:

Г. Майринк - Голем (и приложение - Л.Винарова)

М.А. Булгаков - Мастер и Маргарита

http://wagner.su

В. Герцик, Аналитическая психология К.Г.Юнга

 

 

 

 

 
Rambler's Top100
Copyright © 2010
Новости
Письмо Сове
Таро
Магия
Огам
Оракулы
Статьи
Семинары и практикумы
Видео