Новости
Письмо Сове
Таро
Магия
Огам
Оракулы
Статьи
Семинары и практикумы
Логин:
Пароль:
Главная  / Огам / Огам.Часть III

Огам.Часть III

«Разговор на языке Энтов занимает очень много времени...»

Этой фразой из фильма про путешествие хоббитов туда и обратно, или «Властелин колец», по роману Толкиена, озаглавлю ритуал, совершенный мной около полу года тому назад. 

Ритуал с огамическим символом дерева Тис. Признаюсь, это была первая попытка выстраивать жизнь под эгидой этого мощного символа, и дерзновенным, которые, возможно, решаться на повторение моих экспериментов пожелаю лишь терпения.

Однажды я описывала свойства дерева Тис в магии Огама. Соответствие его лунному циклу, а также Богине Гекате, казалось тогда прямым указанием на сроки действия ритуала, и прогноза. Однако всё длилось дольше, и оказалось сильней, чем даже я предполагала.

 

 

В дивинации с помощью Огама Тис может означать смерть, познание нового, развитие. Набор этих характеристик даёт прямое указание на трансформацию, реинкарнацию, глобальные изменения. Проще говоря, на процессы, которые точно не пройдут незамеченными. Уточнить конкретику в процессе дивинации проще, чем во время медитации, однако уже во время ритуала, с помощью магии свечей, Луны, и ясного видения в процессе, мне удалось заметить некоторые знаки, которые прямо указывали на сложный, и довольно жесткий процесс, который мне предстоит.

Это сродни чистке, которую делаешь самому себе, и без наркоза. Запущенный с Тисом процесс остановить нельзя, так как Луна скрывается, а действие ритуала продолжается. Всё творящееся вокруг, кажется нарочно придуманным фарсом, и только в момент, когда приходит осознание, что всё это следствие лунной магии иллюзий, понимаешь, что ты марионетка. Ты уже на сцене. Пляшешь, играешь некую роль, дергаешься, живёшь в образе. А потом видишь, что кукловода нет. Ты марионетка, подвешенная на ниточки, свободно болтающиеся в воздухе. И никто, кроме тебя самого за тебя не в ответе.

Это очень интересное переживание, которое желательно пройти всякому, потому что именно оно придаёт наибольшей осознанности трансформации.

Ранее я также писала, что Тис способствует трансформации, как чувств, так и жизненных процессов вокруг объекта воздействия. Перемены эти могут быть различного свойства, но то, что подойдя к своему завершению, они навсегда закроют дверь, которую надо было закрыть для гармонизации основного процесса, это определенно.

Вечное оправдание трусов - попытка учиться чему-то важному на чужих ошибках, здесь не работает. Прежде всего, потому, что действие Тиса индивидуально, и воздействие ведётся по всем точкам жизнедеятельности конкретного человека. А путь у каждого идущего свой, и декорации окружающие в человека на пути жизни, также индивидуальны, как и рисунок на подушечках пальцев.

Здесь хочу привести отрывок моей статьи о магических техниках, и основах астральных путешествий.

***

Магических техник существует не меньше чем, например, религий. Их больше даже, чем тех самых религий, верований, культов, а также глав этих государств в государствах.

Первоисточником магических техник любого толка, чаще всего является так называемая случайность, приведшая к откровению. Откровение, в свою очередь, здесь уже в зависимости от культурного пласта, на котором развивается, а также от конкретных ситуаций, в которых было получено, чаще всего понимается, как проявление некоего высшего начала. Однако так происходит не всегда. Есть масса магических направлений, в которых божества, и даже одного верховного начала иного порядка, нежели земной просто нет. В таких случаях, откровение признаётся чудом, рожденным человеком, или же явленным природой. В последнем случае, природа может быть либо обожествлена, либо принята, как мудрейшее, и сильнейшее начало.

В чистом виде эти откровения, полученные некогда людьми, могут существовать, только находясь у истоков общего течения. Во всех прочих случаях, когда откровения человек видит в переиначивании давно известных явлений, знаний, основ - это паразитизм, плагиат.

В сонме жизнеспособных магических техник человек, если его волнуют подобные темы и сложно объяснимые явления, находит то единственное, что ближе всего его личному восприятию жизни. Избрав линию, по которой хочет развиваться, он начинает обрастать знаниями по теме, и определёнными уменьями. Это обычный путь, ничем, по сути, не разящийся с обучением любой другой науке.

К подобному выбору, естественно, каждый человек придет по-своему. Через необыкновенные события, случившиеся в жизни, через учителей, или посредством контакта с тем самым божественным проявлением напрямую.

Необыкновенные события, которые я упомянула, заключаются отнюдь не в явлении божества, или некой фантасмагории, творящейся в жизни человека. Всё бывает довольно буднично. Человек попадает в неприятную ему, сложную жизненную ситуацию, выхода из которой не видит. Однажды, доведенный обстоятельствами до отчаяния, он получает неожиданное прозрение, путём сопоставления творящихся вокруг событий с тем, что происходит в его частной истории. Казалось бы, при чем тут магия, или мистика, если речь о простой работе мозга. Но нет. Как ещё, если не мистическим образом, объяснит человек факт начавшегося дождя, когда вода нужна ему немедля, а взять её, кроме как с неба, неоткуда? Естественно, что реалист воспримет данное происшествие иначе. Никакого мистического проявления здесь не увидев, сочтет за естественную цикличность, или случайность. Обе точки зрения, и мистическая, и реалистичная имеют право быть. 

Тем не менее, близнецы, родившиеся одновременно со всем  сущим, и давшие начало всему живому, проявляют себя и здесь. Один олицетворяет реализм, в разные времена по-разному относившийся, и  влиявший на развитие иного восприятия действительности. Второй - является адептом мистического восприятия реальности, и он рождает те самые основы, на которых развивается вся мистика, и вся магия земная.

Тому, кто хотя бы раз имел опыт астрального путешествия, не надо объяснять, каким образом устроен мир за границами планеты, в которой он живёт. Не надо, потому что каждый видел окружающую действительность там по-своему. Этот индивидуальный опыт, когда-то рождал новые течения религиозного порядка, или систему верований, основавших духовный путь человека. Иногда этот опыт указывал пути, по которым следовали люди, желающие изменять окружающую их действительность, и тогда, пути эти становились магическими путями. Но порой, он становился основой для фантастического мира, в котором отныне предпочитал жить переживший этот опыт...

Никогда медитация, астральный полёт человека, погружение в самогипноз, с целью проникнуть за грань окружающей реальности, не происходит по одному, прописанному каждому сценарию. В случаях, когда так происходит, и всякий адепт плывет по коридору времен на одном и том же «корабле», видит, чувствует, осознаёт одно и то же, что и его «сосед», тот, кто пережил подобное, можно говорить об иллюзиях и самовнушении. Последнее свойство, которым в той, или иной степени обладает каждый человек, наиболее сильное из всех, которым подвержен человек. Самовнушение - это отчасти способ самозащиты. Как правило, от тех влияний, объяснить которые с помощью логики, здравого смысла, или же конкретных фактов невозможно. В таких случаях, человек внушает себе некую мысль, удерживаясь в рамках которой, он перестаёт бояться превосходящей его силы; побеждает эту силу; изгоняет её, подвергнув сомнению; и так далее.

Итак, возвращаясь к одинаковым видениям. Они невозможны в том виде, в котором описывают их порой в книгах. Например, проникнуть в интересующий человека отрезок временной реальности, перейдя по мосту, имеющему опоры определённого цвета, воззвав к божеству, носящему конкретное имя, и увидев, оказавшись, наконец, в желанном месте не получится. И не потому, что слаб желающий. Но потому что реальность, о которой идёт речь - эта частица нелинейного времени, которое не замирает никогда, беспрестанно меняется, и за неисчислимую в человеческих секундах и часах единицу времени, она способна родить нечто новое. То, чего не мог никак видеть посетитель, шедший чуть раньше идущего теперь.

Необычным для человека течением времени там, можно также объяснить отсутствие других путешественников во времени в тех местах, в которые проникает кто-то сейчас. Например, мне неоднократно приходилось слышать истории о том, как в одной и той же временной точке, например, в конкретном году, в точное время, на одной и той же улице, в заранее оговоренном городе желали встретиться двое путешественников. Всякий раз, опытные путешественники во времени договаривались о времени старта, и специальных сигналах, которые там должны были подать, или метках, оставленных для друга. Однако в единицах случаев из множества, удавалось осуществить нечто, подобное встрече. В двух известных мне случаях, один из которых происходил со мной лично, удалось осуществить полноценную встречу. Но всякий раз, сколько бы ни пытались путешественники входить в состояние, приводящее к переходу во времени, по одному и тому же, четко расписанному сценарию, в кино, показываемое человеком самому себе, чем, по сути, и является начало вхождения в состояние астрального путешествия, вмешивалось нечто.

Нечто, появляющееся в наших видениях в момент перехода, как правило, является стражем. Слово страж означает охрану, по сути. Того, или тех, кто должен не пропустить, проверить, дать, или отклонить допуск в место назначения. Само по себе слово «страж» близко по звучанию слову «страх», и часто этим объясняется чисто психологическое видение, которое посещает путешественника.

***

Вот, например, как описывает свою встречу со стражем Карлос Кастанеда:

«- Кто такой этот страж?

Дон Хуан наотрез отказался от пояснений, но я так нервничал, что не мог молчать, и отчаянно требовал, чтобы он рассказал мне об этом страже.

- Сам увидишь, - небрежно бросил он. - Он охраняет вход в другой мир.

- Какой мир? Мир мертвых?

- Нет. Не мир мертвых и не мир кого-либо еще. Просто другой мир. Об этом не имеет смысла говорить. Ты сам все увидишь»

«Он сказал, что смотреть нужно одним глазом - левым, - и тогда я рано или поздно увижу стража. Я сосредоточился на указанной им точке, но там ничего не было. Однако в какое-то мгновение я заметил мошку, которая кружилась перед глазами. Она села на циновку. Я следил за ней. Мошка подползла настолько близко, что в глазах все поплыло. Затем, совершенно неожиданно, я почувствовал, что стою на ногах.

Ощущение было странное, оно сбило меня с толку, но времени на объяснения не было. Казалось, что я стою и смотрю перед собой, и глаза находятся на обычной высоте, но то, что я увидел, потрясло меня до глубины души. Передать другими словами силу эмоциональной встряски, пережитую в тот момент, пожалуй, невозможно. Прямо передо мной, совсем близко, сидело гигантское животное чудовищного вида. Это был настоящий живой совершенно жуткий монстр. Никогда, даже в самых диких вымыслах наиболее изощренной фантастики, я не встречал ничего подобного. Я смотрел на это чудовище с неописуемым замешательством и недоумением. Первое, что бросилось мне в глаза, были его размеры. Ростом эта штука должна была быть никак не меньше тридцати метров. По крайней мере, так мне показалось. Стояло оно вроде бы прямо, но точно сказать, как именно, я не могу. Потом я заметил крылья - два коротких широких крыла. В этот миг я осознал, что пытаюсь изучать его как обыкновенное животное, то есть - смотреть на него. Однако делать это привычным для меня способом было невозможно. Я не столько смотрел на животное, сколько замечал все новые детали по мере того, как картинка прояснялась с добавлением каждой новой подробности. Тело существа было покрыто пучками черных волос, с его длинного рыла все время что-то сочилось и капало. Круглые выпуклые глаза были похожи на два огромных белесых шара. Потом животное начало размахивать крыльями. Но это не походило на взмахи птичьих крыльев, скорее напоминало вибрирующую дрожь. Существо начало кружиться передо мной. Однако оно не летало в полном смысле слова, а как бы скользило, почти касаясь земли, двигаясь с поразительной скоростью и проворством. Я даже обнаружил, что увлекся созерцанием этой картины. Все движения чудовища имели совершенно жуткий вид, но их быстрота и легкость не могли не восхищать.

Вибрируя крыльями и брызгая во все стороны выделениями со своего рыла, существо сделало два круга. Потом оно развернулось и улетело прочь, исчезнув вдали. Мне оставалось лишь сосредоточенно смотреть в направлении, куда оно скрылось. Я чувствовал странную тяжесть, мысли потеряли всякую связность, и мне не удавалось привести их в порядок. Было такое впечатление, что меня приклеили к месту. Потом вдалеке показалось облачко, и через мгновение зверь снова на полной скорости кружился передо мной. Его крыло проносилось все ближе и ближе, почти перед самыми глазами, пока, наконец, не задело меня. Я не знаю, какая часть моего существа находилась в том пространстве, где кружилось чудовище, но как бы там ни было, его крыло действительно ударило меня. Боль пронизала меня всего. Она была едва ли не самой жестокой в моей жизни, и, собрав все силы, я дико заорал. После какого-то провала я осознал, что сижу, а дон Хуан растирает мне лоб»

  ***

Мне тоже пришлось однажды видеть малоприятных стражей, стоявших на охране границ одной ведьмачки, практикующей в восточных традициях. Стражи имели отвратительный, и очень реалистичный вид - двое раненных, да что там, давно убитых бойцов. Из головы одного текла кровь, кое-как перевязанная рана гноилась, и моя фантазия даже «дорисовала» запах этого стража. Второй, опираясь разлагающимися руками на самодельные костыли, очень грозно смотрел на меня. Я понимала в тот момент, что эти мёртвые товарищи рождены сильной образной магией ведьмы, и даже представляла, откуда эти образы у неё взялись и почему она решила проэцировать мне именно эти образы. Однако логика не оставляла меня и в момент перехода, и я, создав схожие со стражами фантомы, обошла их так, как они того не ожидали, и не могли меня не пропустить. Да, как ни странно, но и на стражей влияет логика. Иногда.

Другое дело, что я чувствовала в тот момент. Во-первых, очень хорошо ощущала, что эти стражи не обладают ни малейшей склонностью к сантиментам, и им-то всё человеческое уже чуждо. Их не заманить ни ловушками Лилит, не взять на любопытство, не испугать. Было ясно, что они - стражи временные, лишь на миг, точнее на мой миг перехода рождённые, и поставленные охранять. Терять им точно нечего. Поэтому и метод моего прохождения по привычной уже дорожке был не так прост, и привычен, как обычно.

Итак, примеров прохождения одного и того же пути может быть масса. Способов проникновения, и нахождения контакта с одним и тем же божеством, эгрегором, силой множество. Так откуда берутся подробные, структурные описания, какого цвета должен быть коридор во вселенных, как будет выглядеть страж, сколько их будет, и т.д.? Мне кажется, для ответа на этот вопрос стоит, прежде всего, обратиться к первоисточнику, а именно, к той системе верований, которому принадлежит автор подобных описаний. Бывает так, что достаточно жесткая система заставляет человека практикующего в её рамках, контролировать вместе с остальными членами сообщества принятые, раз и навсегда, догмы. На поверхности лежит одно объяснение - это вопрос власти. А власть, как известно, проще всего удерживать страхом, и возможностью приобщения к некой тайне.

***

Огамический символ Тиса чрезвычайно силён, он явил все свои грани, поступательно, не нарушая свой мудрый, размеренный ход. В итоге, когда процесс очищения и перемен явно завершается, могу сделать вывод, что за время обучения у Тиса, я прошла все его свойства, и получила заветную "конфетку". Новое знание, новое понимание, открытие невидимых до того свойств и явлений исследуемой части моей тропы.

Спасибо.

 

 

 

 

 

  

_tarot chronicles

Rambler's Top100
Copyright © 2010
Новости
Письмо Сове
Таро
Магия
Огам
Оракулы
Статьи
Семинары и практикумы